Статс-секретарь – заместитель директора ФСКН России Олег Сафонов: «Россию засыпают героиновой аэрозолью» 19.08.2010

Статс-секретарь – заместитель директора ФСКН России Олег Сафонов: «Россию засыпают героиновой аэрозолью»

Не так давно, в июле 2010 года в Уфе состоялось окружное оперативное совещание «Об итогах оперативно-служебной деятельности территориальных органов ФСКН России в пределах Приволжского федерального округа за 1 полугодие и задачах на 2 полугодие 2010 года».

Для участия в мероприятии в Уфу прибыл статс-секретарь – заместитель директора ФСКН России Олег Сафонов, который встретился с Президентом РБ Р.З. Хамитовым, а по окончании совещания принял участие в записи телепередачи «Противостояние» и дал интервью по актуальным вопросам борьбы с наркопреступностью.

- Олег Александрович! С чем связано принятие Стратегии государственной антинаркотической политики?

- Связано это в первую очередь с тем, что страна достигла критического предела наркотизации населения. Только в текущем году в России умрет 30 тысяч молодых людей в возрасте от 18 до 35 лет. И это не просто слова. На учете официально по данным Минздравсоцразвития РФ стоит более 50 тысяч молодых наркозависимых лиц, которые сами пришли и добровольно встали на учет. Но, к сожалению, латентность такая, что эта цифра далеко не отражает реальность. И когда эта проблема начала перехлестывать через край, в прошлом году этой теме было посвящено заседание Совета Безопасности РФ, на котором был принят ряд принципиальных решений. В 2010 году Государственный антинаркотический комитет подготовил и Президент РФ Д.А.Медведев утвердил своим указом 9 июня этого года Стратегию государственной антинаркотической политики РФ до 2020 года. Об этом он сообщил, выступая на международном форуме «Афганское наркопроизводство – вызов мировому сообществу».

Стратегия рассчитана на десять лет. В принципе, она построена на «трех китах». Это пресечение спроса на наркотики, ликвидация их предложения и совершение механизмов международной деятельности. В документе предусматрен комплекс мер, включая реализацию федеральной и региональных целевых программ, создание государственной системы мониторинга наркоситуации, лечения и реабилитации наркозависимых, профилактики наркомании. И мы очень надеемся, что общество в конечном итоге переломит хребет этой заразе, которую мы ставим на один уровень с терроризмом. Потому что терроризм и наркотики - это две вещи, которые взаимно подпитываются. По тем же данным ООН по степени наркотизации Россия является третьей в мире страной после Афганистана и Ирана. Это очень угрожающий фактор. Об этом надо говорить и теперь руководство страны приняло решение, которое всем нам надо выполнять.

- Каковы дальнейшие шаги по дальнейшему внедрению антинаркотической стратегии в жизнь?

- Во всех субъектах Российской Федерации действуют региональные антинаркотические комиссии, которые возглавляют губернаторы, главы субъектов Российской Федерации. Начальники территориальных управлений ФСКН России по должности являются заместителями руководителей этих антинаркотических комиссий в субъектах Российской Федерации. И мы надеемся, что эта системная работа в рамках выстроенной вертикали антинаркотических органов позволит на всех уровнях реализовать полный комплекс мер, в первую очередь в области профилактики, реабилитации и лечения наркомании.

- Почему в Стратегии большое внимание уделяется международной деятельности?

- Потому что ни Россия, ни какая-либо другая страна в одиночку, самостоятельно преодолеть это зло не сможет. Поэтому Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков вместе с министерством иностранных дел выступает за то, чтобы проблема была вынесена на площадку Совета Безопасности ООН. С сентября этого года наш посол в Великобритании, Юрий Викторович Федотов, возглавит Управление по наркотикам и преступности ООН. И мы очень надеемся, что эта работа перейдет в новую, более активную фазу. В августе Россия председательствует в Совете Безопасности ООН. Все это в комплексе, на наш взгляд, позволит вынести эту проблему на международный уровень.

О чем мы там говорим? О том, что от пиратства в год гибнет порядка 35 тысяч человек и эта угроза приравнена международным сообществом как угроза безопасности. А от наркотиков в мире погибает порядка 100 тыс. человек. Афганское наркопроизводство, на наш взгляд, тоже должно быть приравнено именно Советом Безопасности ООН к угрозам человечеству. Не нужна атомная бомба, нас просто спокойно засыпают героиновой аэрозолью и мы теряем колоссальное количество людей. Я еще раз подчеркиваю – мы теряем молодое, репродуктивное поколение. Эту проблему можно сравнить со Второй мировой войной.

Поэтому призываем все мировое сообщество откликнуться на эти инициативы России. Именно благодаря этому в Москве 9-10 июня был проведен международный форум, на котором были приглашены эксперты и представители правоохранительных органов разных стран.

- Инициативы России по ликвидации афганского производства героина связаны с тем, что это действительно основная наркоугроза для России?

- Для России - да. 90% наркозависимых в Российской Федерации - это зависимые от афганских опиатов. Американские войска в Афганистане перекрыли все границы, кроме таджикской, и 90% опиатов поступают в Россию именно оттуда. За последние десятилетия, я бы сказал, с момента последнего ввода войск НАТО и США в Афганистан и начала операции «Несокрушимая свобода» (2001 г.), производство опиатов, по данным Управления по наркотикам и преступности Организации объединенных наций, увеличилась более чем в сорок раз. И в настоящее время эта страна производит наркотиков в два раза больше, чем десять лет назад производил весь мир. 25% экономики и валового внутреннего продукта Афганистана существуют на этом. Зачем бороться со следствием? Нужно искоренить причину - искоренять наркопосевы. Но не все с этим согласны - афганское руководство, американцы, НАТО. Мы хотим, чтобы Совет Безопасности ООН повлиял на эту ситуацию. Целесообразно провести через Совет Безопасности ООН решение о праве миротворцев в Афганистане на уничтожение наркопосевов, раз уж туда ввели войска. Там огромная армия, которая может с этим справиться.

- Что делается у нас в России по ликвидации афганского производства героина?

- Делается многое. Нельзя сказать, что принимаемых мер достаточно, поскольку рост наркозависимых по всем субъектам РФ продолжает расти. Я ещё раз заострю внимание на том, что в год только наша федеральная служба наркоконтроля привлекает к уголовной ответственности порядка 120 тысяч наркодельцов. Мы не можем пересажать все молодое население нашей страны. Наркомана нужно лечить, а не сажать в тюрьму. И поэтому все, что может делать наша служба, наряду с другими правоохранительными органами - МВД, ФСБ, таможня, пограничная служба – мы делаем. Но одними только полицейскими, репрессивными мерами проблему не решить. Она комплексная, поэтому в стратегии, в частности, когда мы говорим о снижении спроса и предложения, мы должны подразумевать то, что вначале должны поставить правильный диагноз, точно установить, сколько в стране у нас наркоманов. Такой цифры нет ни у кого.

Другая проблема – эффективность реабилитации. В стране действует большое количество частных реабилитационных центров, которые не все эффективны, к сожалению. Мы говорим о том, что мало коек, куда можно обратиться и получить эффективное, грамотное лечение. Процент ремиссии, возвращения в общество людей, которые прошли курс лечения и реабилитации, значительно низкий. Он достигает от 1 до 3 процентов. Поэтому этот конвейер смерти, когда одни наркоманы привлекают других, работает постоянно. Может, это не так заметно, но я приведу правоохранительную статистику, - одно наркопреступление порождает вокруг себя еще четыре преступления общеуголовной направленности. Поэтому создание государственной системы профилактики, поднятие этой проблемы на более новый уровень позволит нам, и мы надеемся на это, перебороть этот недуг. Может быть, стоит подумать о создании какого-то нового комитета, агентства в рамках Минздравсоцразвития РФ, чтобы заниматься этой проблемой, координировать это направление деятельности.

- Какие факторы влияют на складывающуюся в Приволжском Федеральном округе наркоситуацию?

- Приволжский Федеральный округ в силу своего территориального и геостратегического положения занимает положение с протяженной границей со странами бывшего Советского Союза. С Казахстаном протяженность границы составляет примерно 2,5 тысячи километров. Имеются оборудованные пограничные пропускные пункты, которые достаточно эффективны и дают возможность правоохранительным органам работать на границе по изъятию контрабандных наркотиков зарубежного происхождения. Однако на этой границе из 80 пограничных пунктов должным образом оборудовано всего лишь 18.

В целом по России на границе правоохранительные органы пересекают до 4 % наркотиков, в то время как на американо-мексиканской границе эта цифра гораздо выше - порядка 27-28 %. Узкие международные транспортные развязки, которые идут через Приволжский федеральный округ, устроены таким образом, что округ является транзитным коридором для наркотрафиков. Если идет транзит, прежде всего афганского героина, то естественно уровень потребления и наркозависимости в субъектах Приволжского федерального округа достаточно высок. Плюс бесконтрольное произрастание дикорастущей конопли, особенно в экстраклиматических условиях засухи текущего года, которое наркодельцы также используют в своих целях. Так что Приволжский округ, к сожалению, является уязвимым с точки зрения наркоопасного управления.

- Часто можно услышать такой вопрос - вот все борются, а количество наркозависимых и наркопреступлений все равно растет. Скажите пожалуйста, почему это происходит? Почему кардинально проблема не решается и как её решить?

- Это вопрос комплексный. Однозначно, односложно на него ответить нельзя. Надо переломить сознание в первую очередь у общества. Мы констатируем факт, что после распада Советского союза та выстроенная наркологическая система, которая была в СССР, рухнула. Теперь нет принудительных трудовых лагерей, есть один научно-исследовательский институт. Есть главный нарколог по стране, но на региональном уровне не везде функционирует система наркологической службы. Нет чёткой системы мониторинга, поэтому я уже сказал о стратегии антинаркотической. Благодаря ей будет создана государственная система мониторинга и профилактики. Появилась новая клубная субкультура, синтетические наркотики. Многие говорят: «давайте легализуем лёгкие наркотики» - но нельзя этого говорить! Нельзя говорить «лёгкие наркотики», даже с экранов телевизоров, со страниц газет, потому что не бывает лёгких наркотиков. Это зло, которое губит нашу молодежь. Поэтому государство и Президент России обращает в последние годы этому повышенное внимание. В этом отношении постоянно ведется работа по совершенствованию нормативно-правовой базы, которая несовершенна. И я уверен, что общими силами мы сможем переломить ситуацию к лучшему.

- Бурные дебаты идут о проверках учащихся на наркотики. Каково Ваше мнение?

- Идею ввести в школах проверку учеников на наркозависимость поддержал Президент России Дмитрий Медведев.

Тестирование - это профилактическая мера, и, прежде всего родителям важно знать, все ли у их ребенка в порядке. Если он только начал потреблять наркотики, то ему еще можно помочь, но это необходимо делать как можно раньше, иначе будет поздно.

Мы планируем вынести на обсуждение Российского союза ректоров предложения о необходимости внесения положений о системе ранней диагностики в уставы вузов, правила приема, правила внутреннего распорядка. В штатные расписания вузов необходимо ввести специалистов, которые отвечали бы за профилактическую работу со студентами, для того, чтобы молодые люди не потребляли наркотики.

У нас эта мера возмущает правозащитников, которые считают, что это якобы нарушает права и свободы молодых людей. А ведь в стране «образцовой демократии» в США – подобные тестирования на наркотики в обязательном порядке проводят уже 25 лет. Там за результатами тестов следит специальный отдел министерства здравоохранения. Наркоманов-абитуриентов не принимают в учебные заведения, пристрастившихся к наркотикам выдворяют из вузов.

Стоит отметить, что во многих субъектах Приволжского округа имеется успешный опыт масштабного тестирования учащихся на предмет потребления наркотиков. Это республики Татарстан, Башкортостан и другие. Уверен, что расширение наркотестирования окажется сдерживающим фактором распространения наркомании среди молодежи.

- В ходе визита в Уфу Вы встречались с Президентом Республики Башкортостан Р.З.Хамитовым, который является председателем республиканской антинаркотической комиссии. Что Вы можете сказать о встрече с новым президентом Башкортостана?

- В ходе рабочей встречи с Рустэмом Закиевичем мы вместе с начальником УФСКН России по Республике Башкортостан В.И. Кокиным в общих чертах обсудили основные вопросы борьбы с наркоагрессией в Башкортостане – афганского героина, его дешевого заменителя – дезоморфина, курительных смесей, вопросы развития антинаркотической деятельности на уровне муниципалитетов и другие. Президент Башкортостана выразил искреннюю заинтересованность в решении проблем наркомании на территории республики. Уверен, что все правоохранительные органы и другие заинтересованные ведомства поддержат руководителя Башкортостана в стремлении стабилизировать и улучшить относительно благополучную наркоситуацию в регионе.

- Спасибо за интересную беседу.


Источник:  Пресс- служба УФСКН России по РБ